Зоя Космодемьянская

Псков. Гремячая гора
Усадьба Знаменское-Раёк

Почти 80 лет тому назад (целая человеческая жизнь уже, и не короткая) в подмосковной деревне Петрищево фашисты, занимавшие ее, поймали партизанку или диверсантку, которая пыталась поджечь конюшню (там стоял автомобиль немецкого офицера) и уже успела спалить избу, где жили немцы.
Девушке было 18 лет, и она называла себя Таней.
Это потом стало известно ее настоящее имя, ставшее нарицательным — Зоя Космодемьянская.
Девушку пытали, стараясь добиться от нее сведений о сообщниках, о других диверсантах. Она ничего не сказала. За нее сказал тоже пойманный другой диверсант, Клубков, который и выдал ее (по его собственному признанию). По другой версии, ее выдал деревенский староста Свиридов. Тут путаница, по-моему, так толком и непонятно, кто же это сделал.
Сама же девушка ничего не рассказала и никого не выдала. Ее избивали, вырвали ногти, выгоняли на мороз, пытаясь добиться сведений о месте встречи с партизанами — без толку. Она ничего фашистам не сказала.
Зою на следующий день, 29 ноября, повесили на глазах у всей деревни.

Такова была официальная версия советской прессы.
Сейчас, и особенно в 1990-е, появилось множество новых фактов — непонятно, где правда, а где ложь, — о том, что на самом деле произошло в Петрищево, кто на самом деле была Зоя Космодемьянская. Писали, что она страдала шизофренией и маниакальной страстью поджигать. Писали, что она уничтожала деревни, обрекая и без того намучавшихся под оккупацией людей на смерть на морозе. Что ее поймали и выдали немцам сами крестьяне, которые ее казни только обрадовались. Много чего писали. Не опровергали только один факт — что была такая девушка, что ее схватили фашисты, целый день зверски пытали, а потом казнили. И что было ей всего-то 18 лет.

Уже в начале 1942 года, когда фашистов погнали от Москвы, корреспондент Петр Лидов случайно разговорился с пожилым крестьянином, который и рассказал ему про молоденькую комсомолку, которую казнили немцы в Петрищево. «Её вешали, а она речь говорила. Её вешали, а она всё грозила им…» Лидов поехал в Петрищево, расспросил оставшихся жителей… Статья вызвала небывалый резонанс. Вот так бывает — подвиги на войне совершали многие, но потряс людей именно этот.
Посмертно Зое было присвоено звание Героя Советского Союза — она стала первой женщиной-героем за время войны. И, пожалуй, вообще самой известной девушкой-героиней военного времени.
В 1948 году местные жители устроили в сельсовете небольшой музей памяти Зои Космодемьянской. В конце концов материалов для музея набралось столько (воспоминания, вещи, документы военного времени, листовки со статьей о Зое), что в 1956 году комсомольцы выстроили новое здание для музея. Музей, кстати, по расписанию должен был работать, но был закрыт. Видимо, сейчас он открывается нечасто.

Памятник работы Л.Твердянской, который стоит перед музеем — девушка с заломленными назад и связанными руками, босая, в рваной рубашке, — раньше стоял на Минском шоссе у поворота на Петрищево. В 1956 году его переставили сюда, к музею.

А на шоссе поставили другой памятник (скульпторы О. Иконников и В. Федоров, архитектор А. Каминский).

Оба памятника чуть-чуть грешат против истины — судя по фотографиям, Зою казнили не в рубашке и не в платье, а в гимнастерке и брюках. Но, видимо, скульпторам так показалось эффектнее.

Место казни, широкая деревенская площадь, от которой как будто отшатнулись все избы, стоящие далеко по обе ее стороны, сейчас засажено деревьями, а в окружении деревьев стоит простой обелиск с овальной фотографией, как на надмогильном памятнике, и с выбитыми на постаменте последними словами (действительно она точно так сказала или нет — кто знает, но это не так важно):

 

Если вы думаете, что это все, то ошибаетесь.
В деревне есть еще одно место, обозначенное памятником — изба, где Зоя провела последнюю ночь перед казнью. Примерно там, где стоит серый камень, ее гоняли босую по снегу.

Но и это еще не все.
Тело Зои провисело, для устрашения жителей, посреди деревни больше месяца. 1 января 1942 года, когда наши перешли в наступление, фашисты заставили местных жителей снять тело девушки и закопать в ближайшем лесу. Жители это место запомнили и как-то обозначили.
После прихода наших Зою достали из могилы, чтобы опознать. Потом ее перезахоронили, уже на Новодевичьем кладбище в Москве.
А место первого погребения оставили памятным. Положили мраморную плиту. К ней ведет узкая асфальтовая дорожка, уже полузаросшая, начинающаяся от разбитой грунтовки на краю деревни. Когда-то, говорят, эта дорожка не зарастала. Теперь вот заросла. Но за памятником ухаживать все равно продолжают.

Сейчас, конечно, имя Зои Космодемьянской еще помнят. А вот что такое Петрищево — уже едва ли многие скажут, если спросить без контекста. А находится-то оно совсем недалеко от Москвы. Фашисты-то были близко.
И что бы там ни было на самом деле, а подвиг все равно был. Далеко не каждому дано вот так все выдержать и никого не выдать. Даже какой-то фашист, возможно, впечатлившись такой невиданной стойкости русской девчонки, таскал с собой ее фотографии, пока его самого где-то не убили. Эти фотографии с казни Зои Космодемьянской сейчас легко найти в интернете.
А деревня сейчас совсем тихая. Простая такая деревня, с множеством московских дачников, с проезжающими стороной по А-108 машинами. И если хотите, туда совсем нетрудно добраться. Да хоть завтра.
И извините, если какой-то лишний пафос покажется в моих словах. Просто мне страшно даже представить — как это было. Нам и не снилось, да…

Похожие записи

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий