Мелихово

Суздаль. Церковь Входа Господня в Иерусалим
Плес. Самый "Воскресенский" город

Недалеко от Москвы, рядом с городом, который с 50-х годов называется Чехов, стоит чудесная и изумительно сохранившаяся усадьба — как вы думаете, кого? Правильно. Антона Павловича Чехова.

Там работают замечательные и добрые люди, которые — особенно в будни — очень рады гостям.

У входа стоит сам Чехов.

melihovo31

Он стоит перед каким-то небольшим зданьицем с колоннами, которое некоторые принимают за дом писателя и удивляются.

Но это, к счастью, никакой не дом писателя, а просто гостевой центр, где устраивают выставки и всякие мероприятия.

melihovo29
Домик Чехова прячется за деревьями и небольшим прудиком.
Подход к дому охраняют два «умнейших существа» — Хина Марковна и Бром Исаевич.

melihovo33

Со стороны прудика дом совсем простой, почти изба, только побольше.

melihovo02

С другой стороны — посимпатичнее.

melihovo01

А вот внутри он оказывается куда больше, чем снаружи. Как волшебный кувшинчик.

Заходишь — и сразу оказываешься в просторном кабинете. Это самая большая комната в доме, с венецианскими окнами. По воспоминаниям жителей дома, зимой окна до половины заносило снегом, и с сугробов в дом заглядывали зайцы.

В центре — стол, обитый зеленым сукном, а на столе — знаменитое пенсне и любимая чеховская чернильница.

melihovo03

В углу у книжных шкафов — мой идеал. Камин и кресло-качалка. Кажется, что хозяин только что вышел и скоро вернется.

melihovo04

И прекраснейшая лестница для лазания за книгами — тоже моя мечта. С ручкой!

melihovo05

Для отдыха в кабинете было не только кресло-качалка, но и широкий турецкий диван с валиками-подлокотниками.

melihovo06

Впрочем, спальня у Чехова тоже была.

melihovo09

В соседней угловой комнате помещалась его сестра Мария Павловна — преподавательница истории и художница. Именно в Мелихове она много писала — и портретов, и пейзажей. В ее комнате развешены и ее картины, и работы подруг и друзей, а в центре — портрет Антона Павловича, написанного братом Николаем Чеховым.

melihovo10

Еще одна спальня — строгая и узкая «келья» отца, набожного Павла Егоровича, с большим «красным углом» и конторкой, за которой он аккуратно и ежедневно вел «мелиховскую летопись» — свой дневник.

melihovo11

На столе в столовой стоит любимый фаянсовый сервиз матери писателя, Евгении Яковлевны. Она долго мечтала, чтобы гости ели из одинаковой посуды, а не из разномастных тарелок. Сервиз чудом выжил в переездах из Подмосковья в Ялту и назад и теперь хранится под стеклянным колпаком. А у самовара стоит ярко-красная сахарница, которую Антон Павлович помнил еще с детства.

melihovo12

Двери родительских спален и столовой выходят в общий длинный коридор, где стоят буфет, сундуки и модные на рубеже веков «ямщицкие» кресла, а свет туда проникает сквозь необычные витражные окна.

melihovo13

Через черный ход в коридоре из кухни приносили в столовую еду. Кухня сначала была в доме, но Антон Павлович ее выселил в людскую, а потом и построил новое помещение — довольно просторную избу из двух комнат.

melihovo15

В одной половине была собственно кухня, где хозяйничала старая Мария Дормидонтовна, а во второй жила прислуга, горничные. «Педагоги — Маша и Антоша» — учили горничных грамоте, накупив в Москве сытинских книжек.

melihovo17

А вот проход к флигелю «Чайка», который так называют за то, что там и была написана эта пьеса, был закрыт — дорожки залило водой, и чтобы туристы не растоптали грязь, их просто перекрыли. Пришлось ограничиться взглядом со стороны.

melihovo18

А вот «Театральный двор» был открыт — и даже удалось заглянуть внутрь, туда, где в маленьком зрительном зале стоят скамейки и лежит какой-то реквизит.

melihovo22

melihovo23

Если же у вас закружилась на чистом воздухе голова, то можно заглянуть в амбулаторию. Там воссоздана обстановка деятельности сельского эскулапа доктора.

melihovo25 melihovo26

В отдалении стоит деревянная «без единого гвоздя» Христорождественская церковь, рядом с которой небольшой некрополь семьи Чеховых.

melihovo37

А неподалеку от церкви — сельская школа, куда мы из-за распутицы, к сожалению, не добрались.

Во всей усадьбе ощущение такое, как будто попал в жилой дом, где хозяева отлучились ненадолго. Мы уехали из Мелихова, словно и правда из гостей. С желанием приехать еще.

Какое все-таки счастье, что эту усадьбу мало затронули советские кошмары. Какое счастье, что сохранилось столько подлинных чеховских вещей. Мне кажется, они сами как-то влияют на всю обстановку, выравнивают ее и делают добрее.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий